?

Log in

No account? Create an account

Asto Vezhofaan 2.0



Как и было обещано здесь, в связи с расширением грамматики и лексики дотракийского языка выкладываю вторую полную редакцию "Отче наш".

Zhey Ave kishi, fini vekhae she asavvasaan!
Chomates hake shafki,
jadates khalasar shafki,
tates ase shafki she sorfosoraan ven she asavvasaan.
Azhi kishea hadaen kish eyasshekh,
ma nem vos vinesero tikhoon meloon kishi ven kisha nem vos vineseroki tikhoon meloon dozgi kishi.
Ma vos atthaso kishes,
vosma vijazeri kishea meloon.


***

Кириллическая транслитерация:

Жей Аве ки́ши, фини веха́э ше аса́ввасаан!
Чома́тес ха́ке ша́фки,
чжада́тес халаса́р ша́фки,
та́тес а́се ша́фки ше сорфосо́раан вен ше аса́ввасаан.
А́жи кише́а хада́эн ки́ши эяшше́х,
ма нем вос винесеро́ тихоо́н мелоо́н ки́ши вен ки́ша нем вос винесеро́ки тихоо́н мелоо́н до́зги ки́ши.
Ма вос атца́со ки́шес,
во́сма вичжазери́ кише́а мелоо́н.

***

Буквальный построчный перевод:

МОЛИТВА ГОСПОДНЯ

Отче наш, Сущий на небесах!
Да почитается имя Твоё,
да придёт кхаласар Твой,
да будет воля Твоя на земле, как на небе.
Дай нам пищу нашу на каждый день
и не вспоминай о злых делах наших, как мы не вспоминаем о злых делах врагов наших,
И не приведи нас к падению,
но спаси нас от зла.

***

Дальнейшим направлением работы будет перевод Никео-Цареградского Символа веры.
Великаго господина и отца нашего Кирилла, Святейшего Патриарха Московскаго и всея Руси, вразуми, Господи Иисусе Христе, и настави на пути Твои истинные.

По ту сторону прочойса: аборт как решение проблемы господства белых
Автор: Николь Валентайн
Переводчик: Анхельо Карререс
Оригинал: https://medusamagazine.com/beyond-pro-choice-the-solution-to-white-supremacy-is-white-abortion


В прогрессивном обществе на пути равенства и справедливости нередко стоят белые семьи. Системное господство белых основывается в первую и главную очередь на ячейке белой семьи. Когда белые завоеватели агрессивно вторглись в царство равенства, каким были родные земли коренных народов Америки, то быстро начали воспроизводить белое общество, организуя плантации, возглавляемые белыми отцами, которым подчинялись белые матери и, что куда важнее, белые дети. Все они обладали абсолютной властью над порабощёнными и угнетёнными людьми цвета, которых заставляли обеспечивать эти феодальные вотчины в миниатюре.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что очарованность Америки белой семьёй шла рука об руку с историческим разрастанием господства белых. Поссле восстания Натаниэля Бэкона (ссылка на английскую вики -- А.К.) белые микрофеодалы решили, что понятие белой семьи необходимо расширить и включить в него всё белое общество вообще с тем, чтобы заставить рабочий класс воевать с самим собой, поделившись по расовому признаку. Чувство общей белой идентичности запрограммировано в белых с рождения, и эта идентичность обуславливает то, что белые воспроизводят ячейку белой семьи, тем самым ещё дальше продляя цикл господства белых в Америке. Вот почему белая семья должна быть уничтожена.

В 1973 году Верховный Суд США, полностью состоявший из мужчин, восьмеро из девяти которых были белыми, постановил, что прерывание беременности не противоречит Конституции, если совершено до наступления третьего триместра. В течение десятилетий прогрессивная общественность поддерживала это решение как победу на поприще борьбы за права женщин, однако теперь нам пора бросить этому спорному утверждению вызов.

В первую очередь необходимо понимать, что апелляция к "конституционности" абортов подкрепляет господство белых. Это неизбежное следствие. Конституция была создана и подписана белыми мужчинами для белых мужчин. Рабство не противоречило Конституции. "Право" держать горожан в страхе, нося оружие, не противоречит Конституции. Так называемая "надлежащая процедура", в ходе которой белые присяжные оправдывают убийство невинных чёрных, не противоречит Конституции. Соответствие Конституции не делает что-либо прогрессивным или от природы ценным. Фактически, конституционность обычно является синонимом чего-то, выгодного исключительно белой расе.

Во-вторых, понятие выбора, когда дело касается абортов, является расистским* и эйблистским по своей сути. Зачастую женщины цвета** не имеют той привилегии избрать прерывание беременности, которая доступна белым женщинам. По социальным, религиозным, экономическим и этическим причинам женщинам цвета могут ставить на пути к неприкосновенности тела помехи, с которыми белые женщины не сталкивались никогда благодаря привилегии быть рождёнными в обществе господства белых, которое постоянно наблюдает за их нуждами. В нынешних обстоятельствах женщины цвета попросту не имеют решающего права на выбор, когда дело касается их тел. Настало время перестать делать вид, будто они стоят на равных с белыми женщинами, когда уже доказано, что институты общества, где царит господство белых, не обеспечивают равенства всех женщин. Поскольку господство белых не позволяет женщинам цвета пользоваться их правом на выбор, мы должны уравнять шансы иными средствами.

Белые женщины, настало ваше время действовать! Ваши белые дети укрепляют общество господства белых, которое предоставляет вам привилегии. Если вы называете себя прогрессивными, но до сих пор по собственному выбору рожаете белых детей, то вы лицемерки. Белым женщинам следует с воодушевлением абортировать своих белых детей и использовать освободившееся время и ресурсы для содействия женщинам цвета, которые не имеют иного выбора, кроме как растить своих детей. Женщины цвета нуждаются в финансовых и гуманитарных ресурсах. В то время как общество, где господствуют белые, продолжает сажать в тюрьмы чёрных отцов, женщины цвета вынуждены в одиночку справляться с бедственным положением, чтобы вырастить новое поколение американцев. Белые женщины: вместо того, чтобы тратить ваше время и силы на белых детей, которые продолжат поддерживать борьбу с женщинами цвета — как насчёт спросить женщин цвета, какими способами вы можете посодействовать их стремлению освободиться? Как насчёт того, чтобы усыновлять детей цвета***, потерявших своих родителей в этом разрушительном обществе господства белых, которое вы одобряете и
поддерживаете?

Конечно, лучший выбор — это действовать превентивно, дабы быть уверенными, что белые дети не рискуют появиться на свет. Но в условиях, когда выбор стоит между прерыванием беременности и дачей потомства, лучше всего воспользоваться преимуществами своего права на выбор и сделать аборт во имя содействия женщинам цвета.

Примечания переводчика:
* — в оригинале — white supremacist. Буквальный перевод — "свойственный тем, кто поддерживает господство белых".
** — Некоторых активисток по аналогии так и тянет назвать дамами полуцвета.
*** — а тут уже прямо "Тургор" вспоминается…

***

Сёстры-феминистки (сёстры и во Христе, и просто по принадлежности к роду человеческому)! Если по прочтении этой гёббельсовской прокламации у вас внутри всколыхнулась гневная волна, если вы возмутились: "да что эта фашистка несёт от нашего имени?", "наше движение учит не тому!", "не хотим её знать!" — то я готов поклониться вам в пояс: мы с вами союзники против древнего змея, который спустя три четверти века опять поднимает голову. Но если вы согласны с текстом, пусть и за вычетом некоторых перегибов — берегитесь, как бы этот Ёрмунганд, низвергаясь обратно в бездну, не погрёб под собою и вас. Ибо фашизмы долго не живут, говорит нам Умберто Эко, хоть и восстают периодически вновь. Старик сам повидал в глаза Муссолини и знал, о чём говорит. То, что идеология SJW вообще и феминизма в частности проявляет фашистские черты слишком часто, чтобы этого не замечать, лично меня пугает до усрачки. И если вас тоже, то поздравляю: человеческого в вас пока что больше, чем феминистического. А значит, вместе мы и перед фашизмом устоим.

Чудо-Юдо леди Ди

— Вера, — заметил епископ, — весьма разумное основание для поступка.
(Клиффорд Саймак, «Братство талисмана»)




Не будучи большим фанатом DC, на «Чудо-Женщину» я пошёл главным образом потому, что её взахлёб хвалили мои любимые оппоненты — феминистки. И просмотр заставил меня в очередной раз убедиться, что вся их деятельность — либо следование веяниям моды, либо банальнейшая конъюнктура, потому что фильм, аналогичный данному голливудскому продукту чуть менее, чем полностью, вышел на широком экране два года назад и был ими дружно проигнорирован. Этот фильм — наш отечественный «Батальонъ». Причём цитаты, как текстуальные, так и смысловые, до того точны, что поневоле задумываешься, а не смотрел ли его американский сценарист?

Тут и главная героиня, уходящая из уютного огороженного мирка, где провела детство, в глобальную жуть Первой Мировой, чтобы побеждать там, где пасуют те, кого делать это обязывает должность. Тут и подвиг вдохновения на бой — правда, если в «Батальоне» он венчал собой фильм, то здесь становится этаким аналогом Каны Галилейской, первым чудом Чудо-Женщины. Тут и образы солдат, певец-снайпер Чарли и леворюционер Зобов чем-то похожи даже внешне. Тут и корень всех зол, таящийся в фигурах высшего командования — это вообще лейтмотив практически всего, что когда-либо сочинялось о той войне, и неважно, является ли генералитет мистическими силами тьмы вроде Ареса или простой сволочью вроде Керенского. И даже дианино «они такие, как ты сказал — только лучше» откровенно перекликается с программным заявлением подопечных комбата Бочкарёвой: «вы неправы, господин полковник: ВСЕ мерзавцами быть не могут».

Вот что всегда выходило у западных комиксоделов из рук вон отвратительно, так это заигрывания с реальной мифологией. Марвеловцы сделали из Локи Чёрного Властелина в переносном смысли, а из Хеймдалля — в прямом, не говоря уже о весьма кривом обоснуе самого быта асов. Теперь конкурирующая фирма поплясала на античных руинах, превратив чоткого и дерзкого Ареса в такого манипулятора, что впору бы и самому Локи. Лично я сразу задумался: а на самом ли деле это Арес? С каких мышей он так играючи управляет атмосферным электричеством, это ему вроде как не свойственно? Либо товарищ и Зевса тоже пристукнул, а перуны забрал в качестве трофея, либо… либо он и есть сам Зевс, обидевшийся на неблагодарных смертных и надевший личину бога войны — уж облики-то менять этот старый потаскун завсегда был мастер. В свете этого финальная битва обретает звучание сакраментального «Люк, я твою мать!», и хорошо, что оно не реализуется во всю ширь — в четвёртый раз за год (после вторых «Стражей Галактики», «Логана» и пятых «Пиратов Карибского моря») над этим цирком уже даже не хочется смеяться.

Но как бы то ни было, истинное украшение фильма — умопомрачительная Галь Гадот, главную героиню в исполнении которой так и чешется язык назвать просто принцессой Дианой. Юная амазонка проходит типичный (с поправкой на сурьёзную мину, которую всё время пытается строить DC) путь фэнтезийного Избранного, но прилагающийся к этому пути юношеский максимализм выстебан настолько тонко и грамотно, что не возникает даже намёка на мерисью. Впрочем, его антипод, младостарческий скептицизм, выстебан, пожалуй, и побольнее. Книжные дети, не знавшие битв, охотно назначают самих себя вешателями табличек «Добро» и «Зло», а когда те не соответствуют действительности — попадают в дурацкое положение. И поделом — но они, по крайней мере, знают, что добро и зло существуют, а уж где и как их следует искать — это знание наживное. Стирание же между добром и злом границы — либо большое заблуждение (от которого по ходу пьесы вылечивается Стив, напоминающий с лица одновременно молодых Бреда Питта и Леонардо ди Каприо), либо симптом глубокого сволочизма, что нам с большим талантом и продемонстрировано.

Именно поэтому, насмотревшись на то дерьмище, что прёт из всех щелей мира за пределами благословенной Фемискиры, Диана не окукливается в отрицании, как недоброй памяти Сидхартха Гаутама, а сжимает ягодицами спрятанный под платьем меч и идёт прикладывать все усилия, которые умеет, к тому, чтобы мир выглядел согласно тому, во что она верит. А верит она парадоксальным образом в весьма неантичные вещи: в то, что ненависть не прекращается ненавистью, в то, что наш ближний — это тот, кто нуждается в нашей помощи здесь и сейчас, в то, что даже самую ядовитую гадину не следует давить в силу одной лишь своей способности сделать это, и что всё вышеупомянутое дерьмище не есть то, что определяет человеческую природу. Сама Диана росла, может быть, и в греческой культуре, а вот её создателей воспитала культура христианская, и уже один этот её прорыв оправдывает существование киновселенной DC тем, что состоялся.

Этот фильм стоит посмотреть. В особенности — молодёжи, которой дай только Людендорфа, а уж Аресом они его назначат сами. Глядишь, чего поймут.

Наляжем на весла!..

Оригинал взят у street_hound в Наляжем на весла!..

В промозглой тюряге сидели бродяги,
Ждала нас невеста из крепкой пеньки.
Но грохот раздался, острог подорвался...
Встречайте, встречайте, шальные деньки!

REF: Наляжем на весла, на весла, на весла -
Ведь жизнь ненадолго, а смерть навсегда!..
Печалиться поздно, и каяться поздно
Когда светят звезды и плещет вода!..

Мушкеты у стражи, но стража поляжет
Ведь стражникам страшно за быт и покой.
А те, кто не робкий - скорее на лодки!
Нас ждет черный парус и берег другой!..

REF.

С высокого борта веревку бросят нам
И нальют крепкий ром...
И веско промолвит суровый капитан:
"Мы своих не сдаем!.."

Нам скалится Роджер, нам дьявол поможет:
Останется с носом дозорный фрегат!
Бояться не надо ни рая, ни ада...
Нам нету, ребята, дороги назад!..

REF.




Побывав на раннем показе, имею по сему поводу сказать нижеследующее: пятые "Пираты Карибского моря" страдают той же болезнью, что и седьмые "Звёздные войны". Вместо привнесения во вселенную франшизы чего-то нового (что отлично умели и чем даже злоупоцребляли Эллиот и Россио) фильм представляет собой брутальную меркантильную компиляцию из сюжетных находок предыдущих частей. Сценаристы тасуют их то так, то эдак, уже, кажется, даже не пытаясь получить из букв А, О, Ж и П не то что слово "Вечность", а хотя бы что-нибудь не совсем непотребное. У нас по-прежнему есть капитан Джек и его непрекращающаяся джекотня, есть меркнущая на его фоне влюблённая парочка, есть главный антагонист - нечистая сила и второстепенный - принципиальный засранец на королевской службе, и есть некая мистическая вундервафля, за которой все вышеперечисленные с воплями и гиканьем гоняются, попутно причиняя жертвы и разрушения, продавая, предавая и обжуливая друг дружку во всех возможных комбинациях и пьянствуя алкогольный ром. Помимо этого у нас наконец-то есть, собственно, море, которого так не хватало в "Берегах", и на этом преимущества пятой части перед четвёртой заканчиваются.

Капитан Джек вроде бы ещё торт, а вроде и не совсем. Хохмит по-старому, как мать поставила, и в роль "пьяного мастера", воспитывающего молодёжь троллингом, аки Йода Люка Скайуокера, вписывается идеально — но это всё, что в нём осталось. Потерялась какая-то глубина, любовные линии даже с "Жемчужиной", не говоря о живых женщинах, похерены безвозвратно. То, что наш добрый старина Джек уже не такой удачливый капитан, можно было подать как нешуточную драму, можно как ядрёную комедию положений, а нужно — как то и другое вместе, а нам вместо этого представили фактически репортаж. Репортаж, следует признать, очень динамичный, смотрится фильм единым духом, экшн не провисает ни на миг — но в том и беда, что помимо экшна в фильме (в отличие от всех предыдущих) больше ни хрехта нет. Огорчает отсутствие папы Тига, но отчасти утешает наличие дяди Джека. Этим старикам-разбойникам определённо следует появиться в кадре вдвоём.

Барбосса, этот дважды еврей того света, таки наконец-то пришёл к успеху, косплеит одновременно Чарли Блэка с его золочёным протезом и Барта Робертса с его симфоническим оркестром на борту, совершенно в духе предыдущих частей ведёт двойную игру, но ближе к последней трети фильма мотивация нарушается даже у него: так, совершенно непонятно, зачем он снова уцепился за "Жемчужину", как Джонс за грешную душу, если "Месть королевы Анны" Салазар вроде как не потопил. А вот история его отношений с неизвестной нам, но уже покойной Маргарет Смит и дальнейшие отношения с результатом этой истории вызывают откровенные аплодисменты… ну и немного дежа вю насчёт Прихлопа Билла.

Генри — в полном смысле пиратская копия папаши. Юношеский максимализм, упёртость и девственность, знакомые нам по Уильяму, сполна перешли в наследство его потомку, вот только помимо них у старшего Тёрнера имелся свой взгляд на вещи, какового у Генри не наблюдается. Уилл был способен на резкую мудрость вроде "Дело не проиграно, пока есть хоть один дурак, готовый драться за него" — от Генри подобного не дождёшься. Огорчает неупоминание дедушки Билла, хотя уж он-то, в отличие от капитана способный сходить на берег когда угодно, должен был бы принимать в судьбе внука самое деятельное участие.

Карина — пожалуй, главный провал фильма вообще. Антишовинистические претензии этой девицы мало того что вопиюще анахроничны, так ещё и ничем не обоснованы -- это не чоткая режь-деваха Анамария, это не Анжелика, из которой Джек собственными руками воспитал свою фем-версию, и уж тем более не Элизабет, эволюцию которой из завоспитанной дворяночки в королеву пиратов мы могли проследить шаг за шагом. Академическое образование (кстати, где Карина его получила? Если в колониях, то кто пустил девку без роду-племени в образовательное учреждение выше воскресной школы, а если в Европе, то где уважение или хотя бы зависть провинциалов?) могло бы стать великолепным базисом для утверждения её авторитета, но на деле свелось к задорновскому "ну тупы-ы-ы-ые!" с её стороны и цитированию государя всея Руси Иоанна Четвертаго со стороны всех остальных. Тем зрителям, кто знает, что мотивом для обвинения в колдовстве служили в те времена несколько другие вещи, а шибко вумную девицу осадили бы скорее в духе индианки из "Питера Пэна": "Скво не плясать! Скво хворост собирать!" — остаётся только горестно вздыхать. Пытаясь уйти от типичных пиратских стереотипов, сценаристы в очередной раз нагородили сто вёрст до небес, и в итоге получилось только хуже.

Шанса — безусловная няша наружно, но экранного времени ей уделено с крысий хвост, к тому же многое пошло под нож при монтаже. Остаётся надеяться, что в шестом фильме (которому однозначно быть) она займёт место разуплотнённой Тиа Дальмы и будет вследствие этого раскрыта лучше. Пока что же и суть её связи с крысами, и то, почему колониальные власти, готовые повесить Карину и за меньшее, закрывают глаза на такую гораздо более ведьмую ведьму, остаётся только отгадывать.

Салазар — самый натуральный монстр Франкенштейна, слепленный из антаговнистов предыдущих серий. От Барбоссы ему досталась неупокоенность и нетривиальный способ ходить на абордаж, от лорда Беккета недержание пиратов за людей и служение интересам короны, подразумевающее необходимость вырезать морских разбойников под корень, от Чёрной Бороды альтернативное применение гальюнной фигуры и связь с Пенелопой Крус, а от Дэйви Джонса — живущая своей жизнью растительность выше плеч, неспособность сойти на берег, злобные морепродукты на поводке, солидная трость и зубастый дизайн корабля, причём доведённый до логического завершения: раз есть зубы, значит, надо ими кусать. Почему этот пепельный винегрет вызывает восторженные писки, совершенно непонятно. То есть, с одной стороны понятно — всё же львиную долю фанатов составляют фанатки, а Хавьер Бардем таки горячий южный мужчина и действительно лицедей не из последних, но с другой стороны — такую вторичность не вывозит даже он.

Но вторичность была бы ещё половиной беды. Она меркнет и бледнеет по сравнению с теми вопиющими вольностями, которые сценаристы позволяют себе по отношению к предыдущим сериям. Непредаваемый компас не пнул ещё только ленивый или хорошо проплаченный рецензент, у меня другие вопросы: чего такого натворил бедняга Уильям, что очищенный в финале "Края" "Голландец" снова зарос мохом, а команда во главе с капитаном начала опять мутировать в рыбьих харь? Почему мартышка при свете луны больше не превращается в героя анекдота про паб и швабру? И какого, скажите на милость, рожна Барбосса в бою с "Немой Марией" не использовал колдовство сабли Тэтча, чтобы контролировать если не неприятельский, то хотя бы свой корабль? Он ведь умел его использовать!

И тем не менее, даже в этом тёмном царстве блещут зелёные лучи — в основном в лице старых знакомых. Это и Мёртог и Маллрой, отучившиеся отвлекаться на посту, но по-прежнему страдающие уморительным словесным поносом. Это и гадкая обезьяна, которой урезали экранное время пуще Шансы, но которая всё равно умудряется представлять самую доставляющую пантомиму. Это и закрасившая седину Лиза, одно появление которой заставляет вспомнить, за что мы, собственно, любили оригинальную трилогию. Это и незримое присутствие Анжелики (вспоминаем шутку про соблазнение брюнеток и пересчитываем родню Пенелопы Крус), оставляющее надежду, что в шестом фильме послетитровая сценка из четвёртого таки получит развитие. Это и скример с клешнёй Дэйви Джонса, хоть это и заставляет подозревать, что в следующей серии могут попытаться вернуть и его.

В общем-то, на шестой фильм вся надежда. Мистер Брукхаймер, прошу вас: повесьте на ноке тех фанфикционистов, которые под видом сценария подсунули вам этакое непотребство! Отправьте героев туда, где их ещё не бывало, за тем, чего они раньше не искали -- на Нассау бить морду Вудсу Роджерсу, на Нантакет добывать китов, на Мадагаскар по следам Либерталии, да хоть в Петербург щупать фрейлин Елизаветы Петровны! Верните их в полюбившиеся места — Остров Погибших Кораблей, Тортуга, Сингапур, Лондон! Забейте на колдовские артефакты, позвольте наконец заняться порядочным разбоем! И верните, наконец, Вербинского. На капитанском мостике от него больше проку, чем посреди прерии. Потому что только ради шестого фильма мы сейчас посмотрели пятый. Не стоило пытаться сделать его похожим на первый — лучше бы его делали непохожим ни на один другой. С первыми четырьмя ведь получилось.

Харумба хару мамбуру

Век какой кому отмерен —
Всё занудство, всё потом.
Держим курс на ветер, Джерри,
Держим нос по ветру, Том!

Коль за дальними морями
Не минует нас беда,
Станем новыми ветрами
С именами хоть куда!
(Драконь)




Это я покурил свежевышедший "Сундук мертвеца" Макса Фрая. "Сновидения Ехо" наконец-то перестали вызывать впечатление передоенной коровы, книжка читается на одном дыхании, как старые добрые "Лабиринты" — и это при неполных четырёхстах страницах объёма. Здраво низка концентрация ранее незнакомых протагонисту чудес Вселенной, а те, что есть, подаются очень тактично и даже дежа вю не вызывают, хотя общая мотивная структура у леди Марты уже лет двадцать как остаётся неизменной, всё по Проппу. Может быть, в этом и секрет привлекательности её миров — они построены как уютная волшебная сказка не только по сути, но даже и по структуре. А множество перекрёстных ссылок на прежние приключения Макса, право слово, только прибавляют этого уюта, автор с героем на пару словно подмигивают нам: помнишь, мол? Это заодно утолщает собственно детективный пласт повествования: если о мотивах героев, с которыми мы только в этом томе толком познакомились, можно только гадать, то вокруг старых знакомцев можно разводить, таки да, целые конспирологические теории — и даже оказаться правым.

А ещё здесь есть место НЛП, матану и тому не самому полезному, но самому приятному сорту добра, когда оно безумно много значит для одариваемого, а дарителю почти ничего не стоит. Здесть есть трогательная элегия и громовые лулзы — ещё одно, за что мы любим этот мир. Здесь убедительно доказывается, почему месть, утолённая ли, нет ли, вредна самому мстителю, а бомборокки, как я и полагал ранее, мало чем отличается от нашего домашнего рома. Вроде бы ничего принципиально нового — но святые банальности следует повторять именно так. Так выпьем, сердешный, йо-хо!

Поналетели тут

И мозгу у пришельцев
Килограмм примерно шесть,
Ну а у наших предков
Только челюсти да шерсть.

И нет бы раскошелиться
И накормить пришельца,
И нет бы раскошелиться --
А он ни мычит ни телится.
(Владимир Высоцкий)

— Не стоит, пан Яцхен, не стоит… — благодушно отозвался Миркли. — Гоблин гоблину друг, товарищ и брат… хотя ты не гоблин, но всё равно. Кстати, ты к нам надолго? А то у меня найдутся друзья, которым тоже не помешают твои услуги…
— Проездом, — отказался я. — Доберусь до Дваглича, а там вернусь в свой мир.
— Ну скатертью дорога… Между прочим, пан Яцхен, Дваглич — человеческий город, а люди — самая ксенофобная раса из всех, какие я знаю.
(Александр Рудазов, "Три глаза и шесть рук")




Это я посмотрел "Притяжение" -- первый на моей памяти фильм Бондарчука, где в главных ролях нету самого Бондарчука. Потому или нет, но все похвалы, в частности от "Мира фантастики", фильмом совершенно заслужены. Он таки действительно снят во всех смыслах на уровне, не скачет выше головы, но и не претендует на это. Сценарий, игра, спейсэффекты, подбор актёров выполнены просто по-человечески ("нормально в хорошем смысле" -- метко подметил тот же "Мир фантастики"). Такое кино не стыдно показать и за океаном.

Поэт в России больше чем поэт -- первое измерение фильма, разумеется, общественное. И оно уже открывает нехилый простор для конспирологии. С одной стороны, неприязнь к понаехавшим растёт в нашей стране прямо пропорционально количеству (чего греха таить, и качеству) самих понаехавших, ибо 95% "их" контингента не могут рано или поздно не войти в столкновение с 95% "нашего" населения -- это свойство не "их" и не "нас", а именно девяноста пяти процентов как прослойки. Нет сомнений, рухни сегодня и в самом деле пепелац посреди спального "раёна", его обитатели именно так себя и поведут. С другой стороны, здесь объектом ненависти становится некто, во-первых, находящийся в явном меньшинстве не только там, где оказался (один против планеты), но и среди себе подобных ("никто не знает, что он здесь" -- поясняет полковнику инопланетный "Джарвис"). Во-вторых, наш вторженец сам если интеллектуально и не превосходит тех, к кому он вторгся, то уж в любом случае принадлежит к сообществу в среднем много более интеллектуальному. Так что художественным воплощением ни неквалифицированного гастарбайтера, ни гордого сына горных аулов, за которого всегда готова горой встать диаспора, Харитоша быть попросту не может.

Здесь позвольте процитировать diak_kuraev:
Я уточняю вопрос: в шахматных турнирах когда-нибудь участвовали? А я участвовал! Естественно, турнир школы, какого-нибудь пионерского лагеря, на Всемирную шахматную олимпиаду не ездил. В порядке покаяния могу сказать, исповеди: МЕРЗКОЕ время -- шахматный турнир (и даже подростковый). В ночь перед партией какого только зла не пожелаешь своему сопернику. Понимаете, если играют в футбол и я проиграл Ваньке -- ну и что? Подумаешь, у Ваньки ноги длиннее. Переживу. Но если я, играя в шахматы, проиграл Изе (!!) -- это, что же, морда жидовская умнее меня получается??? То есть человек в гораздо большей степени отождествляет себя со своим умом, чем с мышцами. Поэтому проигрыш в интеллектуальном состязании гораздо более досаден и обиден.

И какой из этого следует вывод? Наш подозрительный иностранный планетянин, при всей кавказской гордости, написанной на его лице (видимо, в качестве дани памяти бирюлёвской смуте 2013 года, которая подала сценаристам идею), являет собой по сути метафору еврея, к которому на двор пришёл погром. И даже отбивается с помощью големов, сиречь пустых экзоскелетов без человека внутри. Идущие на штурм погромщики, впрочем, им в этом не уступают.

Вот кто изображён с филиграннейшей достоверностью, переиграв даже мастодонтов Меньшикова и Гармаша -- это гопники. Классическая уличная шайка-лейка в составе файтера, клирика, мага и вора смазливого эротично небритого альфача с подвешенным языком и +5 к инициативе, гидроцефального агрессивного качка-бульдога, здоровенного, невозмутимого и послушного нацменьшинства и трусливой крысы-шлимазла. Омерзение вызывают с первых же кадров совсем как настоящие -- ну, кроме альфача, к этому гордому званию воленс-неволенс прилагаются минимальные лидерские качества и градус тестостерона, а это таки повод к неиллюзорному уважению. Альфач вызывать омерзение начинает только ближе к концу, когда из двух возможных путей дальнейшей эволюции -- в мужчину или в самца -- выбирает последний. И это правильно -- ведь что-то же находила в нём главгероиня до этого.

Сама оная героиня -- тоже совершенно классическая обыкновенная япон отечественная школьница. Халявит на уроках, шушукается с подружками, заслушивается попсой, западает на альфача и уморительно френдзонит ботана, выросла в неполной семье (увы, это в наших палестинах тоже типично) с родителем, которому вечно не до неё, врёт ему и подтролливает, понятий о долге и порядочности придерживается типично уличных, в общем, девчонка с нашего двора, каких двенадцать штук на дюжину. И отец её -- столь же типичный батяня-комбат солдафон, в присутствии которого бывает два мнения, его и неправильное. Образ мужика, который и хотел бы просто любить свою дочку, но не умеет и потому из чистого страха пытается строить и контролировать всех и вся, сыгран Меньшиковым абсолютно в десятку. Забавный факт: слова, сказанные Лебедевым Артёму -- "Спасибо, что её вытащил. Но если бы не ты, её бы там вообще не было" -- исчерпывающе описывают действия его самого и армии под его руководством. Именно здесь в полном смысле понимаешь и соглашаешься с бессмертными словами "ДМБ" о том, что военный -- это не профессия, а сексуальная ориентация. Причём, что самое печальное, и для тех, кто в армии в жизни не был.

Ну и, конечно, сам виновник торжества, удивительно вписывающийся в сакраментальную формулу "Клаату барада никто": он таки действительно бородат, находится на нашей планете нелегально и анонимно, да и сам по себе просто клад -- культурный, вежливый, в технологиях разбирается, за девушку постоять умеет и на первом свидании зовёт к себе домой. Родина его лично мне удивительно напомнила данелиевскую Альфу с поправкой на графику XXI века. И причина, по которой Земля закрыта для посещения инопланетянами -- ей же ей, едва ли не прямая цитата по Абрадоксу:

-- Соседство с галактикой Кин-дза-дза -- наша беда. Они снедаемы страстями.
-- Порочными!


Вам не нравится финал кэмероновского "Аватара"? Хотелось бы, чтобы благородные небесные люди одержали верх над агрессивными дикарями и спокойно получили необходимый им ресурс? Добро пожаловать на "Притяжение". Правда, в роли агрессивных дикарей теперь как раз земляне, в то время как сам "Харитон" перед улётом даже возвращает всю ранее выкачанную воду. А вам слабо? Неслучайны, ох неслучайны множественные отсылки к шедевру, вплоть до прямого цитирования. Ведь насколько по-идиотски звучат вопли "Это наша земля!" для тех, кто знает, что ни на Землю, ни на её всевозможные плоды случайный вторженец как раз и не претендует!

Пожалуй, единственное, без чего фильм смотрится куцевато -- это религиозно-философский компонент. Единственный голос человечности звучит из уст школьного учителя астрономии, который в нашей реальности сам по себе фигура куда более фантастическая, чем инопланетянин. И больше всего этот голос похож на беспомощные голоса ему подобных в "Ученике" Серебренникова -- "нельзя потому что нельзя". С молодёжью, выходящей из тинейджерского возраста, эта отговорка не проходит. Хочешь ей запретить -- грамотно аргументируй (или не жалуйся потом). Вот буквально сегодня читал я беседы митрополита Каллиста (Уэра), который неоднократно цитировал такие слова некоего католического кардинала: "Чтобы объединиться, мы сначала должны любить друг друга. Чтобы любить друг друга, мы должны сначала узнать друг друга". Вот в этом духе высказаться перед чертановцами, а особенно молодыми (пока они ещё были способны слушать) -- это было бы мудро, это было бы, грешные Магистры, киногенично! Впрочем, подозреваю, компонент этот не включили нарочно -- возможно, сознавая у себя недостаток вкуса, чтобы вписать его так, чтобы он, не будучи главным, не выпятился слишком нахально и не намозолил кинозрителю глаза.

Мораль: смотреть и пересматривать. Желательно, в обнимку с детями, а кому-то -- и с родителями.

Легенда Тассельхофа

Оригинал взят у street_hound в ЛЕГЕНДА КЕНДЕРА.
1250775316_tas

Легенда забыта старинная та,
Ведь правду молва исказит завсегда
Не любят про кендеров люди сказаний,
Но вот без прикрас вам, как было тогда:



Однажды волшебник, служивший луне
Прекрасную деву увидел во сне
И тут же решил что спасти ее надо
Из мрачного холода царства теней

Боясь, что без друга накроется маг,
Друг-кендер хватает походный хупак
И с братом волшебника мчится на помощь
Ведь в Бездне без кендера вовсе никак!

В Бездне сувениров прекрасных много!
В Бездне интересного - пруд пруди!
Если кендер станет случайно богом,
Значит - приключения впереди!

Поэты говорят, что мир спасется любовью
Зануды говорят про кровь и тьму на века
За дружбу и странствия плата покоем -
Цена невысока!


В Истаре священники пели псалмы
Венец короля кендер свистнул взаймы.
Пока чародей собирал свое войско,
Наполнились цацками обе сумы.

Сквозь время с пространством промчались друзья
Ведь мага в опасности бросить нельзя
И в час Испытанья пришли они к Бездне...
Но это история вовсе не вся...

Выла Всебесцветная как белуга,
Черный маг ругался как пьяный гном:
Брат и кендер мчались на помощь другу
Ставя всю вселенную кверху дном!

Поэты не нашли для звучных песен темы,
Зануды пробубнили: "помолчим пока!"
Спасение мага, и брата, и девы -
В круженьи хупака,
В круженьи хупака,
В круженьи хупака!..



***

Удивлён, что за минувшие годы этого никто так и не спел.

Profile

angellocarrerez
Angello Carrerez

Latest Month

October 2017
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow